Ненависть

Многие из моих читателей, разумеется далеко не все, знают о том, что журналистская деятельность занимает отнюдь не все мое свободное время. Какую-то его часть, иногда даже большую, я трачу на общественную деятельность в рамках общественной организации, которая была создана при моем активном участии и мною же возглавлена еще в 2013 году. Я имею в виду Региональную общественную организацию «Русская община». Организацию, которую я зарегистрировал в Минюсте, хоть и непросто было объяснить специалистам, зачем в России нужна Русская община. Благо на помощь пришла наша Конституция, которая не декларировала государствообразующую нацию и теоретически, да и практически, уравняла в правах и привилегиях все народы, проживающие на территории нашей страны. Немного отвлекся, приношу свои извинения. О чем я в общем? Я хотел ответить на тот вопрос, который мне часто задают читатели из числа тех, кто знает о моей общественной деятельности. Как я отношусь к национализму и к тем, кто культивирует межнациональную рознь, пользуясь любым благоприятным случаем?

 

 

Теория расового превосходства находила своих последователей во все времена. Находила, потому что она крайне удобна для тех, кто «осознает» свою исключительность, но не понимает ее корней. В современном мире крайне сложно подняться на вершину социальной лестницы благодаря исключительно своим врожденным качествам и талантам. Крайне сложно. Наше общество незаметно для себя превратилось в агрессивную конкурентную среду, в которой, к сожалению, выживают не самые достойные, а в основном сильнейшие. Сильнейший это тоже понятие условное. Зачастую оно носит негативный эмоциональный окрас. Сильнейший сегодня это, в ряде случаев, грубый, напористый, беспринципный и морально деградировавший человек. Тот, кто способен идти вперёд не только разрушая за собой мосты, но и оставляя выезженную пустыню  вокруг себя. Но для того, чтобы оправдать свою деструктивную сущность, беспринципность и стремление добиться цели любой ценой, им как воздух нужна какая-либо идеология. Вариантов идеологическо-мировоззренческой базы, которую натягивают на себя подобные личности, немало. Он откровенно либеральной и антигосударственной, до умеренно-лояльной, приспособленческой, и неприкрыто националистической.

Грань, отделяющая националиста от нациста, крайне условна. Точнее она есть только в сознании адепта данной идеологии. В сознании простого обывателя этой грани не существует. Для него националист и нацист это одно и тоже. История дает нам примеры, когда идеология национализма, вызвавшая мотивационный подъем среди населения страны, находящейся в стадии упадка или застоя, неизбежно скатывалась до декларирования теории расового превосходства, которая в свою очередь побуждала целые государства на акты агрессии по отношению представителей другой национальности, проживающих на территории «зачумленной» страны, а так же меняла вектор развития внешней политики на откровенно захватнический.

 

 

Теория расового превосходства, идеологическая база нацизма, довольно быстро приживается в мозгах того населения, образовательный уровень которого крайне невысок. Есть и прочие факторы, способствующие воцарению пагубной идеологии на территории различный государств. Это и экономический кризис, отсутствие грамотной социальной политики, неграмотная миграционная политика, заинтересованность в внутренней нестабильности в государстве средств массовой информации и конкурентная борьба между политическими партиями, одна из который умело разыгрывает национальный вопрос, для того, чтобы прийти к власти на волне любви протестного электората. Сегодня наверное большинство из Вас в той или иной мере знает причины, которые способствуют тому, как нормальные и вполне адекватные народы впадают в буйство межрасовой истерии.  Знаем мы и о последствиях данной политической и социальной «эволюции».

 

Лично для меня мерилом, которое не позволяет мне, патриоту своей страны и патриоту своей нации, скатиться в пучину русского национализма, служит Великая Отечественная война. Благо мне уже немало лет и я успел не только ознакомиться с большим количеством материалов, рассказывающих об ужасах того печального времени, но и вдоволь пообщаться с очевидцами событий, описываемых в книгах и архивных материалах. Сегодня я с уверенностью могу сказать, что знаю истинное лицо национализма. Любого. Он мало отличается по своей сути и по содержанию. И не важно какую нацию поразил этот вирус.

 

 

Приход нацистов к власти в Германии в 30-е год прошлого столетия воспринимался многими немцами как благо. Национальная идея, построенная на декларировании исключительности германской нации, послужила тем мобилизационным фактором, который помог восстановить экономику и промышленость страны, указав населению не только путь, но и конечную цель. Пропаганда идей исключительности одной нации, ее богоизбранности, превосходства над представителями других этнических групп, «недочеловеками», неизбежно подталкивает к неудержимому стремлению к сверхцели, в роли которой неизменно выступает мировое господство. Так произошло и с Германией, которая легко захватила Европу, неспособную противостоять сплоченному и мотивированному германскому народу.

 

Нападение немецко-фашистских захватчиков застало население СССР, уверенное в мощи советской армии, врасплох. По началу люди не отдавали  себе отчета в том, что же происходит на самом деле. Война, нечто ужасное и дикое, очень быстро пришла в наши города и села. Советская армия откатывалась в глубь страны, освобождая некогда советские территории, которые тут же переходили в руки немецких захватчиков, подстёгиваемых как раз теорией расового превосходства.  Население союзных республик, еще носившее в памяти ужасы недавней гражданской войны, однозначно видело в немцах захватчиков, но никто в тот момент даже и не догадывался как же отличаются «немцы», те, кто населял Германию до начала 30-х годов, от «нацистов», «фашистов», которым досталась страна с приходом к власти Гитлера. Те, кто хорошо знают историю, сверх школьного курса, так же как и я помнят, что партизанское движение в той же Белоруссии возникло не сразу после оккупации. Некоторое время жители населенных пунктов, попавших в оккупацию, лелеяли надежду на то, что «цивилизованные» европейцы будут лояльно относиться к гражданскому населению, которое не оказывает никакого сопротивления и хочет лишь одного – жить. Спокойно жить.

 

 

Нацисты принесли нашей стране колоссальные страдания. Они показали нам, как же легко идеология, примитивная и ущербная, может превратить человека в обезумевшего зверя, лишенного моральных рамок и человеческих качеств, даже базовых. Идеология оправдывала любую жестокость по отношению к «недочеловекам». Для солдат Великой Германии убить русского, цыгана, белоруса, еврея, украинца или татарина означало примерно то же, что убить животное. Они очищали землю от мусора. Жестокость возведенная в рамки нормы. Оправданный геноцид,  проводимый руками одурманенных немцев. Это национализм. Это теория расового превосходства, исключительности, богоизбранности. Это болезнь. И неважно кто болен. Итог один и тот же. Если бы вирус нацизма поразил французов, итог был бы примерно таким же. Итальянский фашизм тому пример. Есть и более свежие примеры – национальные революции в республиках постсоветского пространства. Революции, в которых превосходство одной нации над другими, коренной нации, стала основной движущей идеей. Погромы, грабежи, убийства, изнасилования, торговля людьми. В наш цивилизованный век были даже определенные моменты, до которых в своем цинизме не додумались даже немцы во времена Второй Мировой войны.

 

 

Мое отношение к нацизму сформировалось давно. Как Вы уже поняли, я не приемлю любые проявления расового превосходства. Как не приемлю и такого понятия, как «толерантность». В школе я усвоил, что самой лучшей формой взаимодействия  наций является «дружба народов». Дружба – союз равных. Дружба – понятие емкое и к многому обязывающее. Дружба это не терпимость, как нам пытаются навязать. Дружба это союз. Союз добровольный и взаимовыгодный. Для того чтобы более четко, одним словом охарактеризовать свое отношение к нацизму, я хочу рассказать Вам историю одного человека, чья судьба меня поразила даже больше, чем его творчество. Наверняка немногие из Вас знают историю жизни и смерти выдающегося татарского, советского, поэта Мусы Джалиля. Рожденный в 1906 году Муса пережил ужасы гражданской и Великой Отечественной войн. Как поэт, Джалиль работал во многих изданиях, писал стихи, был редактором газет и журналов. В начале войны, в 1941 году, Муса был призван в Красную Армию, в звании старшего политрука воевал на Ленинградском и Волховском фронтах. Летом 1942 года Джалиль был ранен в грудь и попал в плен. Уже находясь в плену Муса вступил в созданный немцами легион «Идель-Урал», подразделение Вермахта, состоящее в подавляющем большинстве из представителей поволжских народов - в основном из татар, в меньшей мере из башкир, чуваш, марийцев, мордвы и удмуртов. Нет, Джамиль не перешел на сторону германских нацистов. Это было лишь прикрытием, которое позволяло ему организовывать побеги военнопленных и переход целых подразделений Вермахта, сформированных из граждан СССР, на сторону белорусских партизан и РККА. Так же Муса активно участвовал в работе подпольной организацией под названием «Берлинский комитет ВКП(б)». В 1943 году он был арестован сотрудниками Гестапо. 25 августа 1944 года в тюрьме Плётцензее в Берлине татарский поэт и патриот своей страны принял страшную смерть – он был казнен на гильотине.

 

 

На Родине, в Советском Союзе, Мусу Джалиля считали предателем и пособником врага. Его стихи, которые передали те, кто так же как и поэт были длительное время военнопленными, в Союзе никто не печатал. Реабилитацией поэта занимался Константин Симонов, который организовал перевод стихов Джалиля на русский язык, снял клеветнические наветы с поэта и доказал патриотическую деятельность его подпольной группы. В 1956 году Муса посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза, в 1957 году стал лауреатом Ленинской премии. Я хочу представить Вашему вниманию одно из его стихотворений, то, которое показывает истинную суть нацизма, то, от которого у меня всегда мурашки по спине и слезы на глазах:

Чулочки

Их расстреляли на рассвете,
Когда еще белела мгла.
Там были женщины и дети
И эта девочка была.

Сперва велели им раздеться
И встать затем ко рву спиной,
Но прозвучал вдруг голос детский
Наивный, чистый и живой:

Чулочки тоже снять мне, дядя?
Не осуждая, не браня,
Смотрели прямо в душу глядя
Трехлетней девочки глаза.

«Чулочки тоже» — и смятеньем на миг эсесовец объят
Рука сама собой с волненьем вдруг опускает автомат.
Он словно скован взглядом синим, и кажется он в землю врос,
Глаза, как у моей дочурки? — в смятенье сильном произнес

Охвачен он невольно дрожью,
Проснулась в ужасе душа.
Нет, он убить ее не может,
Но дал он очередь спеша.

Упала девочка в чулочках…
Снять не успела, не смогла.
Солдат, солдат, что если б дочка
Вот здесь, вот так твоя легла…

Ведь это маленькое сердце
Пробито пулею твоей…
Ты Человек, не просто немец
Или ты зверь среди людей…

Шагал эсэсовец угрюмо,
С земли не поднимая глаз,
Впервые может эта дума
В мозгу отравленном зажглась.

И всюду взгляд струится синий,
И всюду слышится опять,
И не забудется поныне:
Чулочки, дядя, тоже снять?


Какие чувства вызывает у меня стихотворение? Стихотворение написанное поэтом, находящемся в немецком плену? Жалость? Тоску? Боль? Да, но в большей мере оно пробуждает во мне НЕНАВИСТЬ! Ненависть к тем, кто потеряв человеческий облик убивает просто так, ради какой-то абсурдной идеи, дающей одним превосходство над другими. Убивает машинально, без эмоций, словно выполняя свою рутинную работу. Я ненавижу. И это постоянно со мной. Я не могу этого забыть, я не смогу это простить. И эту ненависть не вытравить из моей души до тех пор, пока я помню. А помнить я буду пока живу. И сделаю так, чтобы об этом помнили мои дети и мои внуки.

 

 

Кто-то скажет что нелегко жить с ненавистью в сердце, что нужно забыть, осознать что прошло уже много времени с той печальной поры. Но как можно забыть такое? Да и стоит ли забывать? Моя память – иммунитет, который не позволяет мне проникнуться идеями превосходства одной расы над другой. И подобный иммунитет есть практически у каждого из тех, кто живет в России и помнит историю своей страны. Мы НЕНАВИДИМ нацистов. Мы ненавидим тех, кто способен убить человека, будь то даже ребенок или женщина, только за цвет кожи или разрез глаз. Мы, русские, советские, люди привиты от национализма. Эта болезнь неспособна прижиться в организме, в котором живет и тлеет тихим пламенем НЕНАВИСТЬ. Ненависть к тем, кто делит людей на первый и второй сорт. Это моя позиция. Хотя, я признаю, что эта прививка не вечна, так как рядом есть вопиющий пример Украины, которая так же когда-то внесла свою лепту в победу над Германией и пострадала от германского нацизма. Они забыли. Люди забыли. Забыли и теперь платят за это жизнями своих сограждан. А нам нельзя забывать. Нам нужно жить и НЕНАВИДЕТЬ. Потому что если мы забудем, случиться страшное. Русский нацизм эта планета вряд ли переживет…

Алексей Зотьев

395
Блог Алексея Зотьева
admin
  • президент
  • РОО "Русская Община"
  •  
  •  

 О выступлении Константина Райкина на..
 День Народного единства на территории..
 Вчера я слегка раскритиковал..


ФОНД "Глобальные Инициативы"
Фонд осуществляет сбор помощи для людей, пострадавших от боевых действий на Донбассе
 


Новый фотоальбом